Яблочко с гнильцой. Возвращение Китая: династия Мин. История Китая.

dinastiya_min

Заслуга Хун-у заключалась в достижении неуловимого равновесия, и даже беспощадные схватки между консерваторами и реформаторами, которые так оживляли политическую жизнь при династии Северная Сун, вышли из практики, как и сложная игра лобби, обычная при Южной Суй. Было ли это отдаленным последствием монгольского владычества? Хун-у так и не удалось по-настоящему завоевать симпатии ученых, которые, даже всячески выказывая ему свое почтение, всегда оставались себе на уме. Ему оставалось лишь искать поддержки у своих друзей из героического прошлого, буддийских монахов. Однако при этом в опасности оказались даосы. Гений Хун-у сказался в том, что посреди всех этих перекосов он нашел относительно устойчивую позицию. Но для кого же трудились эти императоры, чье династическое имя, в соответствии с народными суевериями, означало «Свет»? Для кого же горел этот свет?

Наверняка, не для ученых, которые при Хун-у, определенно, понесли тяжелые потери. Может, для крестьян, простых ремесленников, мелких торговцев? Нет, их жизнь оставалась такой же суровой, как и во все времена, если не считать тех, кому революция дала непредвиденную возможность повысить свой общественный статус, но не настолько заметным образом, чтобы это могло оказаться опасным. Наконец, над крупными торговцами постоянно висело грозное обвинение в сотрудничестве с оккупантами, если только их финансы не служили нуждам государства, делая их самих незаменимыми. Хун-у внушал страх, и именно он был главной опорой его режима.

Тем не менее было бы несправедливо отказать ему в нескольких смягчающих обстоятельствах: монгольская угроза оставалась вполне ощутимой, и в тот момент не существовало блестящего стратега, способного устранить ее раз и навсегда. Хун-у чувствовал себя так неуверенно, что счел необходимым провести две военные кампании с целью окончательного изгнания монголов и очистки границ — одну в верхней Монголии (1372 г.), а другую в Восточной Гоби шестью годами позже (1388 г.). Вопреки стереотипам китайского бытового сознания, возрождаемым сегодня туристическими гидами, монголы не сложили оружия и еще долго не хотели отказываться от своих завоеваний. Если они больше и не начинали крупномасштабных военных операций, то всегда умели в удобный момент с необыкновенным талантом внести невероятную смуту, нередко с катастрофическими последствиями для Мин.

 

С уважением, etravell.ru

Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>